НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ИСТОРИЯ ПРИЧЁСКИ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Хорошее настроение и служба быта

Часто говорят: "Служба быта - служба хорошего настроения". При этом, как правило, имеют в виду настроение обслуживаемой части населения, другая же часть, занятая непосредственно обслуживанием, при такой постановке вопроса оказывается обойденной вниманием.

Но ведь совершенно очевидно, что когда гражданин (клиент) обращается за услугой (по сути за настроением) в службу быта (к сапожнику, портному и т. д.) и встречается там с человеком, пребывающем в дурном расположении духа, то вполне может оказаться, что надеждам клиента не суждено будет сбыться.

Если взглянуть на проблему шире, столь же очевидным станет и то обстоятельство, что система обслуживаемый - обслуживающий очень изменчива во времени и пространстве.

К примеру, гражданину (клиенту) дадим профессию скрипача и предположим, что днем он получил костюм от портного, настроение которого сказалось на качестве его изделия: пуговицы пришиты не очень точно, одна брючина, правда, самую малость, но все же короче другой. Портного же вечером пошлем на концерт, где скрипач в новом костюме выступает уже в роли "обслуживающего". Более чем вероятно, что наш портной, оказавшись "клиентом", тоже может недополучить по части настроения.

Теперь попробуем представить другую ситуацию: портной пребывает в лучезарном состоянии, клиент доволен тем, что получил заказ точно в срок, они обмениваются милыми улыбками и, довольные друг другом, расстаются до вечера - еще задолго до этого дня портной получил от скрипача пригласительный билет.

Но вечером, тем не менее, их настроение может вдруг измениться: портной превзошел себя, и костюм сидит на скрипаче, как перчатка, наш скрипач выглядит так, будто "его только что вынули из коробки". Но ведь публика пришла не только смотреть на скрипача, но и слушать его, И он должен играть, то есть работать, а какая уж тут работа, если под мышкой тянет, да и дышать трудновато.

И хотя в этом случае, как говорится, "высокие договаривающиеся стороны конструктивно стремились к позитивному разрешению проблемы", с настроением опять получается какая-то неувязка.

Вы, конечно, понимаете, что, придумывая эти ситуации, я хотел привлечь внимание к тому, что настроение, а хорошее тем более, - штука весьма тонкая, и создать хорошее настроение бывает очень непросто, даже если люди и прикладывают к этому старание.

Настроение, то есть эмоции, в широком смысле - переживания человеком своего отношения к действительности, к фактам, к социальной и личной жизни.

Для того чтобы с надеждой на успех делать какое-либо дело, необходимо быть эмоциональным человеком, необходимо очень хотеть хорошо делать это дело (в нашем случае: создавать хорошее настроение), но одного желания, даже очень сильного, увы, явно недостаточно.

Парикмахерское дело является одним из видов искусства - искусства художественного оформления быта людей, однако потребности (материальные, эстетические) все время меняются, следовательно, меняются и оценки.

И вот в атмосфере постоянно изменяющихся эстетических оценок, постоянно изменяющихся "нравится", "не нравится" и приходится работать парикмахеру. Излишне говорить о том, что эти "нравится", "не нравится" прямо связаны с настроением людей. Значит, чтобы создавать людям хорошее настроение, нужно знать, что же им нравится, или, как говорят социологи, нужно знать "структуру и динамику потребительских предпочтений".

Конечно, парикмахеры не занимаются строгими социологическими исследованиями, не проводят анкетирования населения и не делают никаких опросов. Каким же образом они познают эту самую "структуру и динамику", как "догадываются" о том, что же людям нужно? Каким образом совпадают намерения клиентов и парикмахеров?

Частично ответ на этот вопрос дает мода. "Мода (по Далю) - это непродолжительное господство в определенной общественной среде тех или иных вкусов, проявляющихся во внешних формах быта, в особенности костюме".

В сущности мода, точнее ее изменения, отражает естественный ход развития общества. Мода проявляется как одно из выражений эстетического идеала определенной социальной группы, законов и норм красоты, характерных для этой группы в определенное время. С появлением каждой новой моды все присущее предшествующей частично или полностью теряет для этой группы эстетическую ценность и может обернуться своей противоположностью, то есть стать символом старомодности, антиэстетичности (но в это же время некоторые ее признаки могут только начинать осваиваться эстетически другими социальными группами). Значит, мода отличается не только быстрой сменой, но также признанием у одних и непопулярностью, а то и прямым отрицанием у других социальных групп. Одни и те же модные идеи в различных слоях общества воспринимаются по-разному, значит и модные предложения эмоционально воспринимаются, понимаются и трактуются различным образом.

Кроме того, каждый человек в силу воспитания, образования, психологических особенностей склада характера по-своему понимает и интерпретирует моду. Оставаясь в рамках моды, он из ее предложений выбирает и использует в своем быту то, что отвечает его эстетическим представлениям, то есть работает, может быть даже не всегда осознанно, над созданием своего собственного художественного образа, проявляющегося в манере поведения, лексиконе, манере одеваться, причесываться и т. д., иными словами, создает свой собственный индивидуальный стиль.

И вот характер отношения к моде того или иного человека помогает парикмахеру угадывать, что же этому человеку может понравиться.

Даже если человек говорит, что не интересуется модой, и действительно самым искренним образом уверен в этом, на самом деле такое утверждение вовсе не означает, что он не имеет к моде никакого отношения.

Просто одни, так называемые лидеры моды, используют последние предложения моды, другие ориентируются на официальную моду (мода большим тиражом), третьи остаются верными одежде и прическам классических форм, остающимися в сфере влияния моды, четвертые - попросту старомодны. Те, кто утверждает, что не интересуется модой, чаще всего на деле используют в быту старую, давно прошедшую моду.

Есть еще одна (и довольно большая) категория людей, которая, мягко выражаясь, своеобразно интерпретирует моду: если носят большие прически, им нужна

самая большая; если в моде челки, то у них непременно такие, из-под которых они света божьего не видят. Их желание "идти впереди прогресса", быть моднее модного находит выражение в утрированных, искаженных формах и часто граничит с безвкусицей, вульгарностью.

Для парикмахера не составляет большого труда догадаться, какие же прически могут понравиться ультрамодникам.

А как же быть с людьми, которые не столь явно демонстрируют свое отношение к моде? Ведь такие люди составляют абсолютное большинство.

О писателе Ю. К. Олеше рассказывают: "Однажды на вопрос парикмахера: "Как постричь?", он ответил: "Молча". Видимо, Юрий Карлович просто не упустил возможности сострить. Я не думаю, что такой тонкий и наблюдательный человек не отдавал себе отчета в том, какое значение имеет разговор во взаимоотношении парикмахера со своими клиентами.

Бытует мнение, что парикмахеры, разговаривая, так сказать, развлекают клиентов. Наивнейшее заблуждение! Затевая разговор по любому поводу, будь то кинофильм, телеспектакль, газетная статья, книга или просто разговор, казалось бы, без повода, мы стараемся понять человека, выяснить для себя круг его интересов, желаний, стремлений, его систему эстетических взглядов. От того, насколько верным будет мое суждение о круге интересов клиентки, зависит, в конечном счете, понравится или не понравится ей прическа.

Таким образом, прежде чем задумывать (моделировать) прическу или стрижку, мы должны, если можно так выразиться, уметь моделировать ситуацию, позволяющую наиболее полно выяснить интересующие нас вопросы.

В салоне всегда должна быть атмосфера доброжелательности и приветливости. Только такая обстановка позволяет рассчитывать на то, что человек, видя хорошее к себе отношение, в свою очередь пойдет навстречу мастеру. Стараясь "разговорить" человека, мастер не задает прямых вопросов, а старается получить нужную информацию тактично и ненавязчиво. Поэтому некоторым наши разговоры могут показаться со стороны просто болтовней.

Великий знаток людей и быта, писатель В. А. Гиляровский прекрасно понимал значение такой "болтовни". Вот как он пишет о работе старых мастеров: "В дамских залах - великие художники по прическам, люди творческой фантазии, знатоки стилей, психологи и разговорщики"* (курсив мой. - В. К.). Совершенно не зря он ставит умение разговаривать в один ряд со знанием стилей, с художественным мастерством парикмахера.

* (Гиляровский В. А. Москва и москвичи. М., 1979, с. 178.)

Такое умение разговаривать приходит с опытом, этому также нужно учиться, как и техническому мастерству.

Мой коллега Виктор Николаевич Тимофеев, мастер-модельер, одно время любил после таких разговоров "не по существу" вдруг озадачивать незнакомых клиентов, рассказывая им то, чего они о себе не говорили. И часто угадывал довольно точно многое, вплоть до их профессии. Женщин это очень удивляло ("Прямо Шерлок Холмс!"), а для него это было способом совершенствования одной из сторон своего мастерства. Видимо, излишне говорить о том, что все проходило в высшей степени тактично.

Многие женщины понимают, что для успешной работы парикмахеру просто необходимо как можно больше знать о них, поэтому они охотно вступают в разговор, стараясь мимоходом дать почувствовать мастеру, в каком "образе" они хотели бы себя видеть.

Ведь каждый человек имеет какие-то свои черты характера. Одни люди, например, лиричны, романтичны, другие энергичны, деловиты. И какие-то из черт своего характера они хотят подчеркнуть костюмом, прической. Согласитесь, что зачастую женщина не может напрямик сказать, обращаясь к парикмахеру: "Сделайте, пожалуйста, прическу, подчеркивающую мою деловитость". Она постарается дать знать об этом как-то иначе, скорее всего косвенным образом, Причем, постарается сделать это так, чтобы мастер ее понял однозначно.


Взаимопонимание по любому вопросу достижимо только при наличии стремления к нему с обеих сторон. Тогда не возникнет ситуации, описанной в самом начале. Помните женщину, недовольную своей стрижкой?

Кто в этом виноват?

Конечно же в большей степени - парикмахер. Он профессионал и всегда должен помнить, что наши технические приемы - это только средства для достижения цели. Целью же работы при создании бытовой прически является оформление образа конкретного человека. Даже если мастеру кажется, что он нашел в этом смысле наилучший вариант, необходимо тщательно "обговорить" с клиенткой свое предложение. Только с опытом приходит понимание того, что убедить человека в чем-либо (а часто это выглядит как "переубедить"), как правило, бывает очень трудно. Поэтому пытаться это сделать можно только очень деликатно.

Если мы видим, что клиентка твердо держится своих желаний, лучше эту затею оставить и не навязывать ей своих взглядов, иначе может возникнуть конфликтная ситуация. Если мы проявим настойчивость, она может и уступить нам, внутренне оставаясь при своем мнении, и уйдет от нас недовольной. И она будет в общем-то права у нее есть собственная система эстетических воззрений, свой собственный вкус (даже если он, на взгляд мастера, оставляет желать лучшего). И если мы сделаем клиентке модель, объективно красивую, но, с ее точки зрения, не очень подходящую, не отвечающую ее эстетическим требованиям, то она будет чувствовать себя неуверенно, не будет казаться себе красивой, не сможет показаться красивой в глазах окружающих - вся наша работа окажется выполненной впустую. Даже в кино нам приходилось видеть, как женщина, придя от парикмахера, подставляет голову под водопроводный кран и смывает "плоды его вдохновенного труда". Но если прическу можно переделать, то стрижку - далеко не всегда.

Стрижка - особенно серьезный вид работы: от того, насколько точно мастер почувствует образ клиентки, зависит очень многое и прежде всего последующие прически.

Как бы ни понадобилось женщине причесаться - нарядно или подчеркнуто скромно, для деловой беседы или для вечера в кругу друзей, - все ее прически будут базироваться на одной стрижке, и в ней должны быть "запрограммированы" все варианты причесок, отвечающие ее образу жизни.

Поэтому многие женщины прежде всего стараются дать понять мастеру, как они намерены "эксплуатировать" свою стрижку, так как сами хорошо понимают, что "короче" или "длиннее" не всегда означает "красиво" или "некрасиво" - все зависит от того, насколько стрижка способствует получению причесок, наиболее отвечающих их стилю.

"Я по профессии врач-хирург и на работе вынуждена прятать волосы, но после работы хочу носить прически пышные, нарядные. Почему же всех стригут под одну гребенку?" - обвиняла парикмахера упомянутая недовольная женщина, забывая о том, что о своей профессии и о своих желаниях говорит мне, а не ему.

Парикмахеру необходимо хотя бы в общих чертах знать о назначении прически или стрижки.

Конечно, парикмахер в большей степени бывает виноват, если не может перевести разговор в нужное русло и выяснить необходимые подробности, но и клиенткам тоже не вредно помнить обо всем этом для своей же собственной пользы.

Почему я столько говорю о таких вещах? Да потому, что многим кажется, будто главное в профессии парикмахера - это умелые руки, руки, легко и непринужденно выполняющие сложные технические приемы, руки, которые могут сделать то, что клиентка не в состоянии сделать сама.

И в этой связи мне вспоминается эпизод из фильма. В дом пришел мастер ремонтировать телевизор. Напевая песенку, он открыл заднюю крышку, подкрутил что-то отверткой в одном месте, в другом, включил - и телевизор заработал. "С Вас - два двадцать", - говорит мастер, выписывая квитанцию. - "Легкая работенка, - бурчит хозяин, - два раза ковырнул отверткой - и два двадцать!". - "Вы не совсем правы, - отвечает мастер. - За то, что два раза ковырнул отверткой - за это двадцать копеек, а вот за то, что знаю, где "ковырнуть", - за это два рубля!".

У парикмахера своя специфика работы. Он имеет дело с человеком и поэтому должен знать многое.

Парикмахер постоянно занят вопросами моды - значит должен быть чуть-чуть социологом, создает людям настроение - для этого, согласитесь, необходимо быть немножко психологом, не говоря уже о том, что вся наша работа связана с красотой - вывод напрашивается сам: должен быть художником.

Кто-то из живописцев сказал, что художник пишет не кистью, а головой. Для художника-прикладника, каким является парикмахер, эти слова приобретают особый смысл.

Главная особенность парикмахерского искусства состоит в том, что в отличие от других видов человеческой деятельности мы, парикмахеры, наряду с модельерами одежды работаем непосредственно над оформлением внешнего облика человека.

Прическа, как и костюм в целом, выявляет, подчеркивает, делает более яркими внешние данные человека. И прическа в этом играет достаточно активную роль. С помощью прически можно зрительно уменьшить или увеличить рост, изменить пропорции лица, то есть скрыть имеющиеся недостатки и подчеркнуть достоинства. Прическа является одним из компонентов, создающих внешний облик человека, его индивидуальный стиль. Прическа служит одним из средств внешнего выражения внутреннего, духовного мира человека.

Но человек живет в обществе, и облик каждого отдельного человека отражает в какой-то степени наиболее характерные черты людей данного общества, данной социальной группы.

Любое произведение искусства представляет собой единство формы и содержания, причем форма зависит от содержания. Так же обстоит дело и с прической.

Под содержанием понимается: назначение, применение, эстетические требования, предъявляемые к прическе, художественные качества. Если взять какое-либо конкретное содержание, то ему будут удовлетворять только определенные формы. Иными словами, мастер не просто делает клиентке (даже по ее просьбе) какую-то конкретную модель, в своей работе он прежде всего учитывает содержание, то есть назначение прически, время и место ее "использования", художественный образ, выявлению которого она служит, учитывает, по-возможности, характер и темперамент (манеру поведения) человека, его одежду, осведомленность в вопросах моды и в этом свете оценивает исходные данные: длину, фактуру и цвет волос, строение и посадку головы, строение шеи, особенности фигуры, строение лица и, главное, его выражение. Короче говоря, мастер пытается догадаться, какое впечатление хочет произвести женщина на окружающих, понять, какова, употребляя термин К. С. Станиславского, "сверхзадача" прически.

Весь комплекс соображений такого рода дает возможность мастеру представить себе в воображении форму будущей прически, ее величину, какие-то характерные (характеризующие образ) элементы, художественные особенности, степень модности.

Давайте попробуем разобраться, что же такое "художественные особенности, характеризующие образ", "степень модности" и т. д. Дело в том, что до сих пор говорили о моде в несколько теоретическом плане. На практике, в жизни, как только речь заходит о моде, часто возникают споры.

Вы, надеюсь, заметили, что до сих пор ни в одной "строке не было даже намека на то, что о моде нужно Оспорить. Потому что, мне кажется, спорить о моде в том смысле, что нужна ли она и важна ли, излишне. Мода была, есть и будет. Более того, социологи говорят, что из года в год все больше людей следует моде. Проблема в том, как использовать моду, что из ее предложений принимать или, по выражению модельеров, как интерпретировать моду.

В интервью, опубликованном в "Комсомольской правде", доктор философских наук Валентин Иванович Толстых (составитель сборника "Мода: за и против") говорит о том, что женщина в длинном "тургеневском" платье уродлива, если она "работает" локтями и ходит походкой ковбоя.

Но почему случаются такие несообразности?

Казалось бы, такая художественная особенность, как длинное платье, должно было бы сделать женщину красивой. Однако этого не произошло. Платье "сработало" с "обратным знаком" - "рассказало" о его обладательнице кое-что для нее нелестное. Что именно?

Прежде всего то, что она совершенно не осведомлена о сущности современной моды, не знает, какие требования предъявляет современная мода к Женщине, Не знает, что мода - это не только модное платье, что главное в моде - социально-психологический образ, то есть тип человека, являющийся в настоящее время выразителем наиболее привлекательных идей, имеющих распространение в обществе. А покрой платья, прическа только художественно оформляют, выявляют и подчеркивают наиболее характерные черты этого образа.

Мода 60-х годов была в широком смысле модой на молодость во всех ее проявлениях. Длина волос и юбок, песни и танцы, манера поведения, модели одежды и причесок, простых и сложных - все прямо или косвенно несло печать молодости. Как это ни странно на первый взгляд, и крайне вычурные, помпезные вечерние прически являлись олицетворением все тех же "молодежных тенденций". Романтическая "простота юной девчонки", щеголяющей в коротеньком платьице или в почти мужской рубашке и джинсах, с длинными распущенными волосами, вечером трансформировалась в опять-таки романтическую "сложность". Мы шли по пути прямого украшательства, то есть прическа превращалась в самостоятельную ценность, в самостоятельное произведение искусства - девушке хотелось быть обладательницей "самой красивой, наикрасивейшей" прически, чтобы все на сотню метров вокруг сразу видели, какая она красивая! В сущности, мы имели дело с современными вариациями на тему Золушки - "дневная простушка" вечером превращалась в "принцессу", бодро отплясывающую твист и шейк - танцы "Бала-60". И ультра-сложные прически, и модели платьев, и брюки, кстати широко распространившиеся в то время и в вечерних вариантах, изготовлявшиеся даже из парчи,- все это имело оттенок некоторой маскарадности.

Но жизнь - это ведь не сплошной бал, поэтому основное место в гардеробе модных женщин 60-х годов занимают простые одежды. Образ модной женщины превращался в определенный стереотип, характерный особыми формами одежды (главная примета - джинсы - это "флаг" образа), манерой поведения, лексиконом, жестикуляцией, да и походкой тоже (вот откуда ковбойская походка).

Со временем образ задиристой и независимой девчонки вышел из моды. Сегодня "царит" новый образ.

С изменением модного образа меняется и весь строй моды - меняется предметная среда, окружающая человека, меняется и внешнее оформление образа - одежда, прическа, грим (макияж), манера поведения, интересы.

Все броское, бьющее на внешний эффект, перестает интересовать. И в убранстве интерьера, и среди различных украшений мы чаще видим старинные вещи или хорошую их имитацию, стилизацию - знак определенной культуры их обладателей. Эти же взгляды находят отражение и в костюме, прическах. Отсюда и удлиненная "тургеневская" юбка, и простая (якобы простая) прическа.

Однако внешняя простота современной женщины - это кажущаяся простота, за которой проглядывает зрелый ум, четкое знание своих внешних достоинств и недостатков, нежелание наивно украшать свою внешность кричащими декоративными элементами.

Поэтому не только ковбойская походка, но и распущенные длинные волосы, слишком яркие краски, энергичная жестикуляция не уживаются с длинным платьем. Они характеризуют другой образ и диссонируют с образом модной женщины 70-х годов, женщины умной, тонкой, нежной, несколько сентиментальной.

Мне очень нравится современная мода. Одежда модного человека служит только обрамлением образа и не претендует на самостоятельную ценность, как еще совсем недавно обстояло дело, например, с джинсами. Причем, связь между одеждой и личностью сегодня часто проявляется не напрямую, как в системе джинсы - ковбой, а косвенно, опосредованно. Вещи, окружающие человека, его одежда, прическа не кричат о своем хозяине, а мягко рассказывают о нем что-то хорошее и милое, то есть в составлении мнения о человеке участвуют не только, вернее, не столько наши глаза, сколько наш разум - ассоциации, возникающие в сознании при виде одежды, прически человека, помогают "достроить" образ.

Конечно, все сказанное представляет собой очень приблизительное описание изменения моды и, как всякое описание очень сложного процесса, не может претендовать на исчерпывающую полноту - мы только слегка затронули область социально-психологических основ моды, предопределяющих возникновение тех или иных художественных форм, художественных особенностей моделей одежды, прически и т. д., воспринимаемых нами как олицетворение моды сегодняшнего дня. Без учета этой социально-психологической стороны невозможно разобраться в художественных особенностях современной моды, которая внешне выглядит очень простой.

Если прически прошедшей моды были характерны статичностью форм, строгой фиксацией деталей на определенных местах (помните, прямо-таки "окоченелые", залакированные, старательно выделанные "фантазии"), то теперь в прическах обыгрывается естественная красота словно бы необработанных парикмахером волос, их простое, но очень изысканное движение. Умному, живущему сложной духовной жизнью человеку не к лицу внимательно следить за сохранностью вычурной прически, но также не к лицу ему и распускать длинные волосы Поэтому в современной прическе главная роль отводится хорошей стрижке (в прошлой моде главенствовала укладка волос).

Теперешняя мода вообще отвергает чеканные формы, компактные объемы: ткани дают возможность платью струиться, фалдить, современные стрижки также способствуют получению зыбких, неустойчивых, текущих объемов причесок. Даже вечерние прически для особо божественных случаев при их некоторой обязательной статичности не должны производить впечатления монументальности, монолитности - мастер создает иллюзию естественности, импровизационности: отдельные пряди соединяются не посредством сильного начеса и лака, а схватываются красивой заколкой или гребнем (это также способствует созданию образа), другими словами, мастер пытается создать ощущение, будто женщина причесалась сама, проявив свой вкус, свою индивидуальность.

Современная мода неоднозначна, то есть не регламентирует длину волос или характер деталей прически - художественные особенности зависят от социально-психологического образа, от стиля человека. Если женщина во внешнем облике выдерживает деловой или спортивный стиль, ее стрижка может быть короткой, прическа строгой геометрической формы; если ей свойственна романтичность, столь же правомерны кудри до плеч, но они должны быть также безукоризненно подстрижены.

Если раньше мода буквально диктовала какой-то один покрой платья, один силуэт прически, то сейчас модные предложения имеют очень широкий диапазон, и мастеру приходится выбирать единственно нужный из многих. Если раньше, чтобы прослыть хорошим парикмахером, было достаточно уметь делать новую прическу, то теперь этого явно мало. Ведь сейчас объектом моды может стать едва ли не весь комплекс внешних проявлений человека. Парикмахеру, вероятно, можно не иметь высшего образования, но совершенно необходимо быть человеком с широким кругозором, чтобы понимать, какие вопросы волнуют людей, чтобы хотя бы в какой-то степени представлять, каким хочет себя видеть тот или иной человек. И быть готовым, например, к таким ситуациям.

Часто люди сетуют на то, что с великим трудом попав к "модному мастеру", уходят от него неудовлетворенными: дескать, и прическу-то он сделал не к лицу, и стрижка никуда не годится, и вообще его слава слишком преувеличена. Конечно, бывают случаи, когда какой- нибудь мастер бездумно делает всем одинаковую формально модную прическу, но чаще всего жалующиеся клиентки бывают сами неправы. Дело в том, что, создавая прическу, мастер стремится приблизить ее к какому-то эстетическому идеалу ("модный мастер" - к модному), а женщины эти, требуя "красивую" прическу, оказываются неготовыми принять "новую красоту" - на одну и ту же модель клиентка и мастер смотрят разными глазами: ему она кажется прекрасной, ей же - безобразной. Особенно часто такое происходит, когда требуют "красивую" прическу во время радикальной смены мод.

Различные люди по-разному воспринимают моду: быстрее или медленнее реагируют на ее предложения, принимают ее в "чистом" виде или привносят что-то свое, по-своему интерпретируют модные идеи. В равной степени это относится как к клиенткам, так и к парикмахерам. И женщина, которой интересны новомодные прически, ищет мастера, который стремится к новизне.

Эта проблема контакта и взаимопонимания очень важна.

Во-первых, многие люди не очень-то следят за изменениями моды, они приходят "просто постричься", так как отросшие волосы чересчур "осложняют" жизнь, или "красиво причесаться", потому что, предположим, нужно идти на торжественный вечер.

Во-вторых, в парикмахерскую приходят люди, которые видят и им нравятся модные прически (но у других женщин!), а они не уверены, что такие прически пойдут им.

В-третьих, некоторые просто спрашивают у мастера, не прически сейчас в моде, чем отличается современная мода от предыдущей и т. д.

И во всех этих случаях (и во многих других) парикмахер выступает в качестве популяризатора новой моды. И от того, насколько квалифицированно и убедительно он объяснит людям смысл новой моды, настолько они будут чувствовать себя более красивыми и уйдут от него более уверенными в себе.

Читателю, искушенному в вопросах моды, может показаться, что я излагаю прописные истины. Но я беру на себя смелость утверждать, что значительно большее, чем принято думать, число людей считает понятия "красивое" и "модное" совершенно различными, если не противоположными. Мне довольно часто приходится слышать: "Сделайте, пожалуйста, красивую прическу - мне модная не нужна!".

И таким людям невдомек, что то, что на сегодняшний день большинство людей считает красивым, и является модным, что "красота" - категория условная и очень переменчивая и что, то, что только вчера казалось красивым, сегодня красивым уже не кажется. Когда человек поймет моду - он увидит и красоту.

Так что проблема контакта и взаимопонимания часто сводится к проблеме нахождения общего языка, а мы уже говорили, что главная точка соприкосновения интересов клиентов и парикмахеров - мода и общий язык - это более или менее сходное прочтение моды и теми и другими. Настоящий мастер никогда не навязывает клиентке модную прическу, в разговоре с ней не старается переубедить ее, спорить, доказывая свою правоту, он только заинтересованно информирует о "состоянии дел на сегодня" и в зависимости от ее отношения к моде планирует, моделирует для нее прическу. Вот таким приблизительно образом происходит то, что в учебниках парикмахерского искусства обозначается словами: "мастер в вежливой форме предлагает клиентке новые виды работ".

Любая прическа, модная, немодная, вообще какая угодно, является, так сказать, продуктом взаимоотношения двух сторон - и парикмахера, и клиентки. И, как видите, роль клиентки в создании прически очень большая.

Мастер часто не может сделать красивую (более или менее объективно красивую) прическу, если клиентка отстала от моды - новая модель ей просто не понравится, и (мы для клиентов, а не они для нас) вынужден искать компромиссное решение. В этом случае парикмахер должен проявить себя очень хорошим специалистом и чутким человеком, иначе может родиться явная безвкусица.

О том, как мы решаем такие вопросы, - в следующих главах, в которых будет идти речь и о конкретных прическах. Здесь же мне хочется сказать еще об одной (на мой взгляд, главной) стороне нашего труда.

Однажды перед укладкой я мыл волосы женщине средних лет и потом, вытирая их полотенцем, вдруг услышал: "Вы знаете, так мне мыли голову только в детстве - мама!".

Может быть, кому-нибудь это покажется смешным, но у меня было ощущение, будто я получил какую-то высокую награду!

Мы часто говорим и слышим о поэзии труда, о героических свершениях. Если речь заходит о парикмахерах, то тут тебе и тупейные художники, и победители конкурсов красоты, и искусство украшать и т. п. все в таком же возвышенном тоне. Почему-то мы мало говорим

о всяких прозаических вещах, таких, как, например, мытье головы. А мне нравится хорошо вымыть человеку голову, нравится, если я могу, доставить человеку удовольствие, не говоря уже о том, что плохо вымытые волосы некрасиво лежат в прическе.

Нам радует глаз вид красивых, мастерски сделанных вещей. Вам наверняка приходилось видеть, как работает настоящий специалист, Мастер своего Дела. Легко и непринужденно, без видимого напряжения. Но за этой легкостью скрывается колоссальный труд!

Мы восхищаемся виртуозной игрой пианиста, забывая, что за легкостью его пассажей скрывается вереница дней, заполненных трудом.

Шофер такси, элегантно поворачивающий баранку и разговаривающий с вами об архитектурных достоинствах встретившегося на пути здания, успевает следить за всеми дорожными знаками, светофорами, машинами, идущими рядом, людьми, переходящими улицу, успевает переключать скорости и т. д.

Высшего мастерства достигают люди, получающие удовольствие от своей работы, от самого процесса труда.

Для мастера в работе нет мелочей, нет главного и второстепенного - все работает на конечный результат.

Мы живем в эпоху научно-технической революции. И духовное развитие человека сейчас неразрывно связывается с новым содержанием его труда.

Какие профессии становятся наиболее популярными? Те, где необходимо умение комплексно мыслить, предусматривая весь цикл рабочего процесса.

У парикмахера одна функция - причесывать людей. Но это функция синтетическая, ибо включает в себя множество функций и практических и интеллектуальных. Размышление здесь является такой же частью труда, как и техническое мастерство. И в этом смысле работа хорошего парикмахера ничем не отличается, например, от труда инженера, живописца, артиста (я имею в виду хорошего инженера, хорошего артиста).

Умение комплексно мыслить, то есть видеть задачу во всем объеме, со всеми последствиями, помогает мастеру выбирать необходимые технические и художественные средства.

Если бы портной, упоминавшийся в самом начале книжки, мыслил шире, он не стал бы наряжать скрипача, он бы соответствующим образом его одел. И в этом случае красота не была бы подменена красивостью. Когда люди сталкиваются с подобными ошибками, то чаще всего говорят, что мастеру изменил вкус, или употребляют сходное по смыслу выражение, подразумевая под словом "вкус" что-то чисто эмоциональное, почти не связанное с его техническим мастерством, с его профессиональным мышлением. Как вы видите, это не так. Наш вкус, наши эмоции являются прямым следствием наших знаний, нашего профессионального мастерства. Это нерасторжимое единство, этот синтез эмоций и технических, профессиональных знаний, предопределяющих возникновение этих эмоций, оказывается сегодня очень важным, если не главным в трудовой деятельности человека, так как делает работу интересной, заставляет познавать как можно больше, интересоваться вещами, на первый взгляд имеющими весьма отдаленное отношение к нашей профессии.

Совокупность приобретаемых знаний дает новые эмоциональные импульсы, поднимает мастерство на качественно новую ступень. Все это создает особое, рабочее настроение.

Когда я Слышу выражение "Служба быта - это служба хорошего настроения", я прежде всего представляю себе современного мастера, досконально знающего свое дело, работающего с настроением, получающего удовольствие от того, что может передать свое настроение людям.

Термин "парикмахерское искусство" очень легко поддается расшифровке: с одной стороны, "красота", "элегантность", "настроение" - понятия эмоциональные, с другой - "моделирование", "конструкция прически", "техника причесывания", "структура и динамика потребительских предпочтений" - понятия, строго говоря, уже не только технические, но даже почти научные. И эти технические знания дают возможность создавать красоту, элегантность, настроение. А о том, что парикмахеры "держат руку на пульсе времени", постоянно "устремлены вперед" и говорить не приходится!

И в своей жизни, в своей трудовой деятельности советские люди видят красоту и смысл жизни в служении благородным идеалам, в служении обществу, человечеству.

Но, руководствуясь высокими идеями, нужно трезво отдавать себе отчет в том, насколько сам ты соответствуешь избираемому роду деятельности и физически по своим способностям, и эмоционально, психологически. Насколько интересно тебе это дело, очень ли хочется делать его.

Мне повезло с профессией. Мне интересно постоянно заниматься чем-то новым, и это новое должно содержать творческий элемент. Мне всегда хотелось делать что-то красивое своими руками. Своей работой я также надеюсь приносить радость, но хочу видеть эту человеческую радость сразу, во время своей работы, в общении со своими клиентами.

Знаний для моей работы требуется немало. Профессиональные знания приобретаются постепенно. И запас этих знаний приходится постоянно обновлять. Разве я имею право чего-то не знать, если мое незнание какой- то мелочи может испортить человеку настроение? А вся наша работа имеет оттенок праздничности. Часто прямо из парикмахерской люди идут в гости, в театр, на какое-то торжество. Даже если в этот день человек не собирается никуда идти, все равно хорошая прическа или стрижка радует его, повышает настроение.

Людей радует не только красивая прическа, но и доброе отношение, ласковое слово, приветливый взгляд. И когда я говорю, что мне нравится хорошо вымыть человеку волосы, я именно это имею в виду!

Если живописец не может сделать чего-нибудь заслуживающего внимания, используя "грязную" палитру, то и мне, чтобы сделать прическу, нужны чистые волосы, причем для различных причесок, учитывая разные типы кожи, мне необходимо пользоваться различными шампунями.

Продолжая аналогию с живописью, упомяну о том, что существует великое множество красок для волос, и здесь я должен очень хорошо ориентироваться - ошибки чреваты очень серьезными последствиями.

Относительно недавно цирюльники разделились на врачей и парикмахеров; раньше мои коллеги "и стригли, и брили, и кровь отворяли". Парикмахеры и сейчас в своей работе часто используют разнообразные лечебные препараты по уходу за волосами, кожей, следовательно, должны иметь хотя бы элементарные знания в области медицины.

И все упомянутые здесь знания нужны для того, чтобы не в каком-то переносном, а в самом прямом смысле служить человеку!

Можно еще очень долго перечислять все то, что должен знать парикмахер, но есть одно важное обстоятельство: все это необходимо парикмахеру знать для того, чтобы уметь. Это практические знания. Постигая их, мы лучше работаем руками!

Поэтому в следующей главе речь пойдет об умении парикмахеров работать руками, инструментами, о том, как эволюционировало это умение с прогрессом общества, как парикмахер научился работать современно.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://rasti-kosa.ru/ 'Rasti-Kosa.ru: Парикмахерское искусство'

Рейтинг@Mail.ru